Пермь по пятницам. Посикунчики

Сегодня посчастливилось поработать три квартала экскурсоводом для совершенно чудесной девочки, заподозрив, что она, фотографирующая вывеску местечкового заведения под названием «Уральские поси(е)кунчики», явно приезжая. А как известно, кулик на болоте – самый лучший рассказчик. Посему надеюсь, что девочка осталась довольна. Но я не об этом. Я о тех самых «посекунчиках».


источник фото
«Посекунчики» - это маленькие, буквально на один укус, пирожки пермской кухни из пресного (пельменного) теста с мясом, жареные на постном масле. Подают их в качестве закуски с хреново-горчичным, горчично-уксусным соусом, или сметаной.

Почему-то повсеместно принято считать, что названия пирожкам дал сочный бульон, вытекающий при жарке на раскалённую сковороду. Либо, если пирожок слеплен на совесть, то сок течёт уже по усам во время еды. Это забавно, но неверно.

До появления мясорубки в каждом доме (а это не ранее середины ХХ века) для приготовления мясного фарша применяли специальный нож, так называемую «сечку», которой в специальном корыте рубили кусок мяса. Накануне рождества над городом плыл весёлый перестук – в каждом дворе секли (потому и «сечка») мясо на пельмени-пирожки. Отсюда и название – мясо рассекут, посекут, да потом и зажарят в тесте. И даже подумать нельзя было, чтобы назвать святое святых – пищу, от глагола «сикать»... К слову сказать, в добром хозяйстве у каждого члена семьи была своя сечка. У меня до сей поры хранится пара острых бабушкиных сечек и корытце.
[и куда ж без рецепта...]


Вот такой пирожок-посечённый..

Ничто по-настоящему не забывается

Начало здесь.

И это не столько творческая биография живописца, сколько краткая история одной
семьи на фоне века; дань памяти ещё одному мастеру, возвращённому из небытия...

Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976)


Цитата из личных заметок Деборы Львовны, любезно предоставленных мне её племянницей Кузяевой Аидой Пинхасовной.

«Родилась 4 июля 1908 года в Воронеже. Мать – Зайдман Гинда Пинхасовна с 13 лет и до замужества работала в Вильнюсе на фабрике лайковых перчаток. Отец – Зайдман Лейб Мейерович – мещанин, обучившись портновскому делу, с юных лет работал по найму в разных городах России.

Деду моему, николаевскому солдату (был «пойманником», и с 6 лет в течении 31 года служил в царской армии) за верную службу было даровано право жить в любом городе России вне «черты оседлости». И дети его пользовались этой льготой, но ограниченно; они не имели права жить в Москве, Петербурге и Сибири. По этому праву мой отец свободно жил в центральной части России.

Великолепный мастер – портной, закройщик, он имел тяжелый неуживчивый характер, не позволяющий ему долго задерживаться в том или ином месте. В 1911-1912 годах отец работал в Сибири, и случайно попав под «горячую руку» губернатора был выслан этапом в Пермь.


мать и отец

Collapse )

Пермь по пятницам. За́пани на Вишере

О красавице Вишере, запанях и Шаламове...
Запань (ряж) — деревянный сруб стоящий в воде, внутри которого песок и галечник. Поставленный своим острым концом против течения, он напоминает утюг. Ставили эти запани зимой (среднесуточная температура от -22° до -54°), так как летом у Вишеры очень быстрое течение. Понятно, что «зима» + «вода» + «быстрое течение» = адская работа. Срубы устанавливали до заморозков, а потом по льду, по специально построенным мосткам, подвозили в нутро срубов скальную крошку.



Нужны были такие запани для разделения русла реки на судоходную часть и молевую (моль - сплав леса россыпью, отдельными брёвнами). Между ряжами натягивали тросы, стелили мостки - боны, получалась искусственная заводь. Во время молевого сплава туда направляли лес, и сотни работников сортировали баграми брёвна, увязывая их в плоты.

Строились они в 1920-30 годы заключенными 4-го Вишерского Отделения СЛОНа, одним из которых был Варлам Шаламов.
«13 апреля 1929 года пришел пешим этапом в концентрационный лагерь Управления Соловецких лагерей особого назначения в 4-е отделение этого лагеря, расположенное (на Вишере) <…> Высшая власть рассматривала меня как уголовника…» «Вишера»


by Андрей Сенюшкин

Collapse )

Случайное не случайно...

Ещё зимой, разбирая фотографии с «Арт-салона» «зацепилась» за картину «С катка», так как почти все местные живописцы «на слуху», а эту фамилию ни разу не слышала. Гугл тоже ничем не помог, кроме дат жизни, которые удалось разглядеть на могильном надгробии (спасибо toldot.ru) Сколько не искала – ничего. Пришлось положить картину «под сукно»...
Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976)

Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976) «С катка» 1961
Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976) «С катка» 1961

И вот вчера, проходя мимо старинного особняка по Кирова, 84 моя Маруся говорит: «А ведь вот в этом доме с печным отоплением в коммунальной квартире на первом этаже я прожила всё детство. И, знаешь, нашей соседкой была очень милая старушка-художница "Вера_Львовна_фамилия_как-то_на_З", чей кувшин для кистей до сих пор храню»


Пермская (бывш.Кирова), 84

Представьте мою радость и азарт изыскателя, когда в голове сразу срослись «Львовна_фамилия_как-то_на_З» и картина с выставки!!! Тут же утянула Марусю на скамейку в сквере, и начала «допрос с пристрастием». Выудить удалось немногое, но очень надеюсь (и на пермяков в том числе), что это только начало. Collapse )