Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955)

Сегодня исполняется 125 лет со дня рождения
Рянгиной Серафимы Васильевны (Россия, 1891-1955)

Серафима Васильевна родилась 13 февраля (25 числа по-новому стилю) 1891 года в Петербурге. Увлечение рисованием привело гимназистку Симочку в широко популярную частную школу-студию на Литейном проспекте, дом № 59, созданную художником, преподавателем Рисовальной школы Общества поощрения художеств, профессором Академии художеств Яном Францевичем Ционглинским (1858-1913).
Часть мастерской в студии занимал рояль, на котором во время занятий Ционглинский играл наизусть Р.Вагнера, Л.Бетховена, Ф.Шопена, Р.Шумана или Ф.Листа, потому что считал, что музыка способствует восприятию самых тонких красочных оттенков. Также в своей мастерской художник устраивал музыкальные вечера, на которые приглашал играть С.В.Рахманинова, И.Сливинского, И.Гофмана и Ф.Бузони. Ян Францевич сыграл немаловажную роль в становлении таких будущих авангардистов, как Михаил Матюшин, Елена Гуро, Волдемар Матвей, Павел Филонов. В том числе и Симочки Рянгиной.

Как всегда, «из ничего ничего и не бывает»...

Серафима Васильевна вспоминала, как в детстве любила рисовать жизнь городского дома «в разрезе» - интерьеры комнат, в каждой из которых происходит свое действие. «Я долго находила наслаждение в этой игре — быстро разделять лист и погружаться в мир маленьких людей, живущих быстро и хлопотливо». Позже это детское увлечение трансформировалось в одну из определяющих черт ее искусства.

В 1912 году, выдержав большой конкурс, Серафима Васильевна поступила в Академию художеств, в которой она училась с небольшими перерывами до 1923 года. Там ее учителями были мастера, ярчайшие представители русского реалистического искусства, передвижники П.Е.Мясоедов, И.И.Творожников, В.В.Беляев. Но любимым педагогом был Дмитрий Николаевич Кардовский (1866-1943), сформулировавший своё основное требование к ученикам кратко: «Живописи я не учу, а извольте понять и передать форму».

1920-е
Там же, в Академии, Серафима Васильевна познакомилась со своим будущим мужем, оказавшим на неё столь же сильное влияние, как Ционглинский и Кардовский, Степаном Михайловичем Карповым (1890-1929), уроженцем Оренбурга.


Карпов Степан Михайлович (1890-1929) «Автопортрет» 1926

Образование Степан Михайлович получил до революции; вначале в Казанской художественной школе (1905-1911) у Н. И. Фешина, затем в Академии художеств Санкт-Петербурга (1911-1917, 1921-1922).
До 1923 года он с супругой, Серафимой Васильевной, жил в Оренбурге, и был одним из организаторов краеведческого музея, художественной студии, председателем местного общества художников, а также официальным «живописцем» города.

Большим событием в художественной жизни страны начала XX века было создание в Москве, а затем и в Петрограде Ассоциации художников революционной России (АХРР), продолжавшей традиции передвижников, стоя на позициях реалистического искусства, и ставшей предтечей единого Союза художников СССР. Одним из активных членов АХРР, с первых дней ее создания, были Карпов и Рянгина.

После переезда в Москву Степан Михайлович занял руководящее положение в АХРР. В Москве супруги продолжили упорные занятия в своего рода студии на Бауманской (Немецкой) улице, где работали и братья Яковлевы, Борис и Василий. Кисти Степана Михайловича принадлежит чудесный портрет жены.



Карпов Степан Михайлович (1890-1929) «Портрет жены, Серафимы Рянгиной» 1926

Умер художник 21 марта 1929 года, заканчивая работу над картиной «Арест Пугачёва». В память о муже, Серафима Васильевна подарила это полотно Оренбургу

Она очень много, настойчиво и увлеченно работает с натурой. Десять сохранившихся автопортретов написаны на протяжении 1924 – 1925 годов, их вполне можно считать началом творческого пути художницы. Автопортреты писались с отображения в зеркале «…так как никакая натура не могла бы так упорно и настойчиво во всякое время быть наготове с художником» - пишет в своей автобиографии Серафима Васильевна.

На «Автопортрете при вечернем свете» видно чеканную лепку форм, крепкий уверенный рисунок, умение передать внутреннее состояние героини. Обдуман каждый нюанс изображения: волоски тонкой линии бровей, ресницы, более белесые на концах, седеющие на висках волосы. В подходе к выполнению портрета ощущается характер художницы: она была исключительно строга и взыскательна к себе, обладала огромным трудолюбием.


1925 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Автопортрет при вечернем свете»

АХРР в какой-то мере продолжала традиции передвижников, и это было очень важно для Серафимы Васильевны, сформировавшейся в своеобразного художника-жанриста. В ее первых значительных работах «На кухне» 1925; «В мастерской художника» 1927; «Обед рабочего», 1927 образы простых людей несколько огрублены, с тщательно выписанными деталями, любовно изображенным предметным миром, мастерски переданной материальностью.


1927 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Обед рабочего»

Но вскоре её перестают удовлетворять подчеркнуто прозаические «куски жизни». От передачи бытовых ситуаций она переходит к поискам черт новой действительности. Работы «Красноармейская студия ИЗО» 1928, «Рабочий-изобретатель» 1929, с особой четкостью предметных очертаний, смелыми ракурсами свидетельствуют об упорных исканиях в области композиции.


1928 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Красноармейская студия»



1928 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Ликбез»



1929 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Рабочий-изобретатель»



1929 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Жена приехала»



1924 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Яйцо на тарелке»


Из творческой командировки в Самарканд в 1926 году привезла много работ:


1926 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Интерьер с тандыром»



1926 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Интерьер чайханы»



1926 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Полдень в ауле»



1926 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Самарканд»



1926 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Старая крепость. Средняя азия»



1923 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Натюрморт с чайником»



1920-е Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Натюрморт»



1920-е Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Натюрморт»


Работа из творческой командировки в Баку в 1929 году:


1929 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Резервуары»


1930-е
В 1930-е годы Серафима Васильевна, как и многие другие художники, увлеченные размахом индустриального строительства в стране, ездила на новостройки, работала над индустриальным пейзажем, создавала образы строителей социализма. В 1926 году в Самарканд, в 1927 - Италия и Германия, в 1929 в Баку, 1930 и 1933 годы командировки на Кавказ и в Дагестан; в 1938 - Карелия.


1930 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Шаблонщик Т.Конаков»
1931 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Агитбригада»



1933 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Годен (Призыв в РККА)»
1938 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Красноармейский симфонический оркестр»

Центральная работа «Все выше!» 1934 - родилась в одну из таких поездок на Сурамский перевал. Здесь, на Кавказе, строилась высоковольтная линия электропередачи, и, конечно, воочию можно было наблюдать трудовой энтузиазм молодежи. Счастье вдохновенного, свободного труда, смелость дерзаний - все слилось в одну замечательную гармонию, говорящую о величии и героизме советской эпохи, о юности страны. Здесь появились, наконец, свет, воздух, радостный колорит, чего так не доставало ранним работам художницы.


1934 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Все выше»

В последующий период творчества Серафима Васильевна продолжает повествование о людях труда и по-прежнему ищет сюжеты в путешествиях. С Урала, из Дагестана и Карелии она привозит пейзажи и много портретов. Художницу особенно привлекало разнообразие человеческих характеров. «Доменный цех. Завод Магнезит» 1934; «Ворота в Гунибе» 1935; «Вечер на Пор-пороге» 1936; «Лесорубы» 1937. Кстати сказать, картина «Лесорубы» 1937 была на той, приснопамятной выставке в Сталино 1941 года, которая пропала вся, до последней работы.




1934 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Два транспорта на Сурамском перевале»



1935 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Цех кирпича. Саткинский завод Магнезит»



1936 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Карелия. Пор-Порог»



1939 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Натюрморт»

1940-е
Без устали работала Серафима Васильевна и в военные годы. Сохранились ее замечательные графические листы, посвященные Москве; картина «Подруги» 1945, о девушках - участницах Великой Отечественной войны, стала популярной на долгие годы. В последние годы жизни интересы художницы сосредоточиваются на композиционном жанровом портрете. На своих полотнах она запечатлела ряд советских художников в обстановке их творческих мастерских: «В мастерской скульптора» 1947, «Беседа» 1947, «Дружба» 1949, «В мастерской художника Ю. И. Пименова» 1955



1940-е Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Интерьер мастерской»
Не это ли работа «В мастерской художника Ю. И. Пименова»?



1940-е Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Портрет художника Б.Н. Яковлева»



1940-е Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Ткачиха»



1941 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Дружинница»



1943 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Подарки фронту»



1943 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Раздача подарков на фронте»



1943–1945 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «У эшелона»



1945 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Подруги»



1947 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Беседа» (Б.Н. Яковлев, Н.Я. Белянин, В.В. Крайнев)



1947 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «В мастерской скульптора (И.М.Чайков)»



1948 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Ветка яблони»



1949 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Дружба»

1950-е
Поздние работы Серафимы Васильевны органично входят в общую картину советской живописи 1950-х годов, в которой главное — неторопливый, обстоятельный рассказ — то, к чему всегда тяготела художница.


1950 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Строители колхозной деревни»



1950-е Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Женский портрет»
1952 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) этюд к картине «Доклад агронома»



1953 Рянгина Серафима Васильевна (1891-1955) «Георгины»


Умерла Серафима Васильевна 16 июня 1955 года в Москве.
Погребена на Новодевичьем кладбище, рядом с мужем.




Незадолго до смерти, в 1955 году, Серафиме Васильевне Рянгиной
было присвоено звание заслуженного деятеля искусств РСФСР

Какой замечательный мастер! Выпукло так, рельефно, прям «скульптурность» в манере письма.
К стыду своему не знал о ней почти ничего ((
Спасибо, очень понравилась, особенно ранние работы.
Не, у Рубенса роскошь, а тут именно вылеплено всё — свет, рефлексы, как плетёная булка только что из печи. На ум больше «Едоки картофеля» подходят :))
И колористка отличная, не отнять. Особенно в «Старой крепости» и натюрмортах. Крепкая, хорошая художница.
Я со старой своей песней. Неделю собирала по сети работы. Все углы дальние пыльные перетрясла, и всего-то наскребла четыре десятка. И половина от них - с открыток. Самое обидное, столько работ упоминается! Более полусотни только в Оренбургском худ.музее. А в сети - жалкие крохи. Представляете, какие там могут быть сокрыты сокровища? Дух захватывает от воображения :))
Да. Всё правда.
Да правда ещё и в том, что нужна-то эта живопись, по-большому счету, маленькой кучке людей. 5% не наберётся.
Как, впрочем, в любой другой узко специфической области. Приятельница недавно недоуменно посмотрела на меня, и искренне спросила: «картины. хорошо. а зачем? что ты с ними делаешь?» :)))
Как это? Как что? А глаза кормить? :))
Да ладно глаза — картины просто не оставляют тебя равнодушным. Мы же переживаем, смеёмся, грустим, любим и ненавидим то, что написал совершенно незнакомый человек — и это такой кайф, что с трудом подбираю слова.

Наверно, Ваша приятельница просто боится вторжения вот этих переживаний в свой внутренний, чувственный мир, и прячет свою робость за показным недоумением. Как-то так ))
«Если вы продаете бриллианты, вы не можете ожидать, что за ними выстроится очередь»
Она совсем из другой сказки. Из той, где субъективные представления заменяют объективную реальность :)
Безусловно, каждый собирает свой необходимый минимум эмоций, подпитывается, где может. В той области, что ближе, а значит, проще и быстрее насытиться. У нас, по счастливому стечению обстоятельств, одна из областей - живопись. Вчера полдня медитировала над вороной. Пыталась найти файл хорошего качества - не нашла. А то бы заказала постер :)
Вот именно что минимум, и им ограничиваются, печально это всё. Боязнь оторваться от него, найти что-то новое, вернее — прекрасное в новом, э-эх..

А ворона — да :) Помню, в моём детстве у отца была парочка японских альбомов: Хокусаи и Утамаро — рисовая бумага, застёжки из бамбука... часами тупо листал, разглядывал, уроки, помню, пару раз не сделал :)) Подзабылось, правда, но запомнилось... (о, завернул как) :)
Если попадётся ворона в качестве, обязательно дам знать. Ах да, про свободу от обязательств помню )))
Божемой, Василий Викторович, ну не бывает стольких совпадений!

Точно так же часами тупо листал, разглядывал, уроки, помню, пару раз не сделал :)) Подзабылось, правда, но запомнилось.. над 4-х томником Бидструпа! Это такое... такое.. такое непередаваемое ощущение свободы, полёта мысли, счастья от того, что дышишь с ним в унисон, «и пусть весь мир подождет», куда памятью возвращаешься и возвращаешься. И больше, с тех пор, так и не летал. Хотя, влюблённости были сродни, пожалуй.

Ох, какое же Вам спасибище за разбуженную память!

Edited at 2016-02-25 19:23 (UTC)
Я Вам больше скажу — 4-х томник Бидструпа был у моей школьной влюблённости, и мы с ней точно так же его разглядывали. А на четвёртом курсе поженились, да...

Ой, и Вам спасибо за мои воспоминания, прекрасный вечер получился!
Она здесь (на "Автопортрете..") похожа на молодую Крупскую : причёска, лоб, скулы... Имею виду известную фотографию(или портрет?) Крупской Н.К.. Ну, не знаю, это мой взгляд...Может, и ошибаюсь, но мне так показалось.
Цвет у Рянгиной мне нравится. А то смотришь на современных "художников"— впечатление, что у Рериха учились все до единого(единой). А получается от бездумного копирования и неумения(да и недумания, от плохой учёбы, что ли?от неусидчивости?) какая-то лубочная мазня.
Кстати, Вы никогда не видели работы Кириченко из Крыма? Как он Вам? Было бы интересно узнать мнение специалиста. У него вода получается(на мой, конечно, взгляд) просто изумительно. Но чуток "переярчает", что ли. Правда, иногда, не всегда.