Ann (kykolnik) wrote,
Ann
kykolnik

Categories:

Ничто по-настоящему не забывается

Начало здесь.

И это не столько творческая биография живописца, сколько краткая история одной
семьи на фоне века; дань памяти ещё одному мастеру, возвращённому из небытия...

Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976)


Цитата из личных заметок Деборы Львовны, любезно предоставленных мне её племянницей Кузяевой Аидой Пинхасовной.

«Родилась 4 июля 1908 года в Воронеже. Мать – Зайдман Гинда Пинхасовна с 13 лет и до замужества работала в Вильнюсе на фабрике лайковых перчаток. Отец – Зайдман Лейб Мейерович – мещанин, обучившись портновскому делу, с юных лет работал по найму в разных городах России.

Деду моему, николаевскому солдату (был «пойманником», и с 6 лет в течении 31 года служил в царской армии) за верную службу было даровано право жить в любом городе России вне «черты оседлости». И дети его пользовались этой льготой, но ограниченно; они не имели права жить в Москве, Петербурге и Сибири. По этому праву мой отец свободно жил в центральной части России.

Великолепный мастер – портной, закройщик, он имел тяжелый неуживчивый характер, не позволяющий ему долго задерживаться в том или ином месте. В 1911-1912 годах отец работал в Сибири, и случайно попав под «горячую руку» губернатора был выслан этапом в Пермь.


мать и отец


дед

С помощью товарищей, живших в Перми, отец взял в кредит швейную машину, какую-то мебель, бытовую утварь, и снял полуподвальное помещение в центре Перми на улице Пермской, вывесив аншлаг «Швейная мастерская».

Но помню, что выживали с трудом. Когда заказчики не оплачивали вовремя свой заказ, а сроки платежей по кредиту грозили банкротством, мама вынуждена была ходить, кланяться, просить оплату. Это было очень унизительно. Зачастую в богатом доме принимали на кухне, поручив кухарке вынести в виде подачки полтинник, редко рубль, и передавали, чтобы раньше, чем через неделю не приходила... После таких визитов мама с пылающим от гнева лицом выговаривала отцу: «Получай за бессонные ночи, за ссутулившуюся спину, за вовремя сданную работу!»

После революции отец какое-то время работал кустарём-надомником. В конце 1920-х устроился портным в мастерские Камского речного пароходства, и до самой своей смерти в 1942 году шил кители и «красным» и «белым».

В семье нас было шесть детей. Я окончила 2 класса еврейской школы, затем ещё пять единой трудовой и в 1922 году поступила в Пермский Художественный техникум. По окончании была направлена в Осинский пед.техникум преподавателем рисунка, методики и педпрактики.


Дебора Львовна и Александр Андреевич

В 1931 году я вышла замуж за секретаря обкома комсомола Королёва Александра Андреевича. А в 1932 году родилась наша единственная дочь Майя. В 1933 году я вернулась в Пермь. Работала и в художественном училище преподавателем рисунка. Была назначена заведующей пед.отделением. А когда в 1938 году директор был призван в ряды Советской Армии, на меня возложили обязанности директора. Работа была очень тяжёлая, рабочий день ненормированный, и я совсем не видела свою дочь.

В июне 1944 года Обкомом КПСС была направлена на руководство мастерской агитплаката, где оперативно создавались текстовые и рисованные плакаты – «агит.окна». Работали по ночам, чтобы утром, идя на работу, горожане и эвакуированные видели цветные плакаты, в которых в ярких выразительных образах и стихах были отражены последние новости с фронта и трудовые успехи тех, кто остался в тылу. Нередко, сводки вечерних новостей уже утром были отражены в плакатах, расклеенных по городу. Эти плакаты размещались на заборах, в окнах магазинов, на стенах зданий. Очень часто утром, после ночи работ, готовые плакаты на санках везли на почтамт, чтобы отправить в область и по районам. Запомнила страшный холод в мастерской, так как топить было почти нечем. От холода опухали руки, ноги, и приходилось в перерывах бегать домой, погреться у «буржуйки».


дочь Майечка

В 1946 году скончалась мама. А дочка Майя уехала в Свердловск учиться на архитектора. Но архитектором ей не суждено было стать. В 1951 году единственная дочь, 20-летняя Майечка, умерла от туберкулёза...»

На этом рукопись обрывается, но жизнь Деборы Львовны продолжалась. Учила Менделя Футлика, была в «товариществе художников» секретарём партийной организации и бессменным редактором стенной газеты. Выставки в Художественной галерее, выступления на телевидении, работа в школе, создание школьного музея. И почти ежедневные визиты на могилу к дочери...


Зайдман Дебора Львовна начало 1970-х

Дебора Львовна скончалась 3 июля 1976 года, и похоронена на «Южном» кладбище Перми.

Большая часть работ Деборы Львовны хранилась в местном «Союзе художников», и по словам Аиды Пинхасовны, во время очередного затопления была утрачена. Вот такая маленькая история, вместившая в себя большую человеческую жизнь.


«Отец» рисовала Дебора, учащаяся художественной школы



Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976) «С катка» 1961



Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976) «Флоксы»



Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976) «Автопортрет»



Зайдман Дебора Львовна (Россия, 1908-1976) этюд

и это всё, к сожалению, что удалось разыскать...
Tags: Истории старого ябедника, Советские живописцы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments