А ларчик просто открывался...

В связи с известным юбилеем массово проснулся интерес к контрреволюционным работам Ивана Алексеевича Владимирова, и зазвучали со всех сторон вопросы: «Как же они сохранились? Кто их прятал до поры, ведь и за во сто крат меньшее расстреливали?...» «Сколько лет лагерей получил он за эти картины?»
Следите за руками.
Я знаю ответы.


Все эти работы хранились вне России.
А вот какими путями они попали за рубеж, о том ниже.

Иван Алексеевич родился в Вильне. Отец его, Алексей Порфирьевич Владимиров, был родом из духовного сословия и работал сельским учителем. Увлечение же живописью Иван унаследовал от матери – английской художницы Е.Вакгорн. Благодаря ей он прекрасно владел английским языком, и поддерживал добрые отношения с родственниками, о чём говорит тот факт, что в 12 лет убежал из дома, добрался через Вильно в Либаву, а оттуда – в Англию к дяде Вакгорну, владевшему пароходом, и проплавал с ним более полугода.

С шестнадцати лет он стал регулярно посещать классы Виленской рисовальной школы. Помимо живописи его влекло и военное дело, поэтому дальнейшее свое образование он продолжил в Санкт-Петербургском юнкерском училище, которое окончил по первому разряду, но по болезни был вынужден оставить службу.

Получив дальнейшее образование в Академии художеств, где его учителями были такие прославленные художники-баталисты как Богдан Виллевальде, Алексей Кившенко и Франц Рубо, он всецело посвятил себя батальной живописи.


1904 Владимиров Иван Алексеевич (1869-1947) «Ночной патруль»

Collapse )


Владимиров Иван Алексеевич (1869-1947) «Автопортрет» 1910

Ещё 57 работ Ивана Алексеевича периода 1917-1930 годов

(no subject)

«Эхо». Девушка в тени, а над лесом и лугом разливается тёплое свечение летнего вечера. Сюжет незамысловат, но так явна детская радость от «потери» времени, когда ты остаёшься наедине сам с собой; от «чистого» восприятия жизни.

Очень, очень люблю эту картину. Она номер один в списке вещей, которые взяла бы с собой на необитаемый остов. Совершенно непонятно, как при минимуме цвета и сюжета мастеру удалось «вложить» такую невероятно мощную энергетику, которая сначала вздымается тяжело, как гора, но затем тает и воспаряет, словно птичье перышко... Пусть будет тут именно сегодня.


Ellen Thesleff (Finnish, 1869-1954) «Kaiku / Echo» 1891
Картина написана Эллен Теслеф в 1891 году, в возрасте 22 лет.

Конструктивизм. «Реклам-конструктор». Родченко & Маяковский... 4

В заключительной части в основном про сладкое, про обёртки конфетные :)


Родченко Александр Михайлович (1891-1956) «А.Родченко и В.Маяковский» 1924
Фото, иллюстрирующее публикацию «Работа с Маяковским», журнал «В мире книг», №6 1973

Газета «Правда» 30 марта 1924 года писала: «Маяковским совместно с Родченко по заказу Моссельпрома выполняются новые конфетные обёртки, рисунки и агитстроки. Намечены серии «Вожди революции», «Индустрия», «Красная Москва». Сорта конфет, преимущественно потребляемые деревней. Агитационное значение этого начинания заключается не только в двустишиях, но и в вытеснении прежних «конфетных» названий и рисунков такими, в которых чётко обозначается революционно-индустриальная тенденция Советской республики. Ибо вкус массы формируется не только, скажем, Пушкиным, но и каждым рисунком обоев…».


упаковка печенья «Красный авиатор»

Маяковский и Родченко действительно талантливо формировали «вкус массы» (ту самую массовую психологию человека Новой Эры). Но далеко не все работы Владимира Владимировича были столь безобидны. Пример тому – серия карамели «КРАСНОАРМЕЙСКАЯ ЗВЕЗДА». Рисунки, сделанные Маяковским, вполне гармонично смотрящиеся на агитационных советских плакатах периода Гражданской войны, довольно странно видеть на упаковках детского лакомства. Впрочем, дети в молодой Стране Советов взрослели быстро. Сопроводительные стихи Маяковского хоть и не столь кровожадные, но отлично дорабатывали агитационный посыл:



Collapse )

Конструктивизм. «Реклам-конструктор». Родченко & Маяковский... 3

Части третья и четвёртая, на мой взгляд, самые интересные, так как работа над рекламой Моссельпрома и по своему объёму
и по разнообразию тематики занимала главенствующее место в деятельности «реклам-конструктора»

Крупнейшим заказчиком печатной коммерческой рекламы в Москве был трест МОССЕЛЬПРОМ, «Московское губернское объединение предприятий по переработке продуктов сельскохозяйственной промышленности», созданный в 1922 году, и упразднённый в 1937. Этот трест Московского совета народного хозяйства объединил национализированные предприятия, важнейших поставщиков подакцизных товаров — кондитерские, табачные, хлебопекарные, колбасные, пивоваренные, мукомольные, макаронные, дрожжевые, винные, консервные фабрики и заводы. Самые крупные из них – кондитерские государственные фабрики «Красный Октябрь» (бывшая «Товарищество Эйнем»), «Им. П.А. Бабаева» (бывшая «Товарищество Абрикосов и Сыновья»), «Марат» (ранее «Товарищество Иванов и Марков»); табачные государственные фабрики «Дукат» (бывшая «Товарищество Дукат»), «Ява» (ранее «Товарищество Габай»), «Красная звезда»; пивоваренные государственные заводы № 1 (ранее «Трехгорное товарищество») и № 2 (бывший «Хамовнический») и другие.

Также «Моссельпрому» принадлежало несколько вспомогательных производств (картонно-ящичная фабрика, художественная мастерская, типография и др.) и собственная широкая оптовая и розничная сеть сбыта, включавшая оптовые базы, розничные магазины, ларьки, лотки, передвижные тележки и т.п.).


Степанова (Варст) Варвара Фёдоровна (1894-1958) «Здание Моссельпрома с рекламой В.В.Маяковсного» 1924-1925
масло по фотоотпечатку, автор фотографии А.М.Родченко

«НИГДЕ КРОМЕ, КАК В МОССЕЛЬПРОМЕ!» Этим двустишием оканчивалось несколько рекламных текстов на разные товары («Столовое масло», «Монпасье», «Колбасы», »Макароны и вермишели»). Впоследствии оно сделалось общим рекламным лозунгом Моссельпрома, чрезвычайно широко использовалось в объявлениях, на вывесках, плакатах, и дополняло внешний облик столицы на протяжении всей второй половины 1920-х годов. В 1923 году Маяковский в своей автобиографии заметил: «Поэтическое приложение: агитка и агитка хозяйственная - реклама. Несмотря на поэтическое улюлюканье, считаю, «нигде кроме как в Моссельпроме» поэзией самой высокой квалификации»

Над этим слоганом в 1925 году удачно пошутил Михаил Булгаков в «Собачьем сердце». Помните, в самом начале профессор Преображенский выходит из магазина с колбасой в кармане, которой будет приманивать умирающего Шарика? В этот момент в голове пса проносятся такие мысли: «А в сущности – зачем она вам? Для чего вам гнилая лошадь? Нигде, кроме такой отравы не получите, как в Моссельпроме». Судя по всему, качество продуктов в моссельпромовских магазинах оставляло желать лучшего. Но власть закрывала на это глаза.

Collapse )

Конструктивизм. «Реклам-конструктор». Родченко & Маяковский... 2

С 1923-го по 1925-й — годы необыкновенно интенсивной деятельности и успеха «Реклам-конструктора». О том, что пара была почти единым творческим организмом, свидетельствуют письма Александра Михайловича жене и матери из Парижа весной 1925 года. Он уехал тогда монтировать павильон СССР на культовой Международной выставке декоративного искусства и художественной промышленности и каждый день слал отчеты своей «милой Муличке» — именно то, что Маяковский называл «документальной прозой»: впечатления, бытовые подробности, жалобы на сложности текущей работы.


1929 год Подготовка к постановке сатирической пьесы «Клоп».
Дмитрий Шостакович, Всеволод Мейерхольд, Родченко Александр и Владимир Маяковский
Родченко:
«Вслед за ГУМом нашими заказчиками стали «Мосполиграф», «Резинотрест», «Чаеуправление». Работа спорилась. Плакаты, вывески, упаковки, обёртки - теперь нашу продукцию можно было увидеть и на улице, и в магазине, и в руках покупателя. Росла, крепла новая реклама - советская. А это уже было принципиально важно для нас, работников левого фронта искусств»
из воспоминаний А.М.Родченко «Работа с поэтом» журнал «Смена», 1940, № 3

«РЕЗИНОТРЕСТ» В середине октября 1923 года Маяковский по заказу Резинотреста написал 12 текстов, рекламировавших продукцию этого хозяйственного государственного объединения: галоши, шины, мячики, соски, игрушки. Некоторые из этих рекламных плакатов сразу же приобрели огромную популярность. Печатные плакаты выпущены не были. Оригиналы плакатов, рисованные Родченко, выставлялись в магазинах Резинотреста в Москве.



Collapse )

Конструктивизм. «Реклам-конструктор». Родченко & Маяковский... 1

Хочется рассказать вам много и подробно про агитационные ткани, но невозможно о них, не разворошив хоть чуть-чуть пласт 1920-х. Поэтому постараюсь тезисно, доступно, и, по возможности, очень интересно. Так уж случилось, что Родченко, этот человек-глыба, ученик Фешина, в 1920-е был, состоял, привлекался, участвовал, и оказался связующим звеном во многом.

Вступление, без которого никак. В первые послереволюционные годы рекламы не было, так как, во-первых, Совет Народных Комиссаров 18 ноября 1917 года принял декрет «О государственной монополии на размещение объявлений» в СМИ. А во-вторых, военный коммунизм, нет торговли - нет рекламы. Но 1921 году было принято решение о введении новой экономической политики, НЭПа, и государство стало главным рекламодателем. Именно оно, как один из инициаторов концессий, трестов и т.д., было заинтересовано в сбыте своей продукции, в первую очередь товаров народного потребления. Возникшая вследствие этого конкуренция между частными и государственными предприятиями вызвала бурное развитие рекламной графики.

Русский конструктивизм - это последний в истории искусства «большой стиль». И единственный всемирный стиль, придуманный именно русскими. Конструктивизм - это доминирующая рационально-геометрическая упорядоченная основа. «Чертёжность» вдруг осмысляется заново и начинает играть как остро модный художественный приём искусства авангарда. Конструктивная система плоскостей и объёмов важнее светотени и цвета. Художников захватывает возможность формировать облик предметной среды, создавать мир новой эпохи, рождая его из ничего, из своей фантазии.

Художественный и поэтический опыт Маяковского, отточенный работой в «Окнах РОСТА», и художественная система конструктивизма Родченко легли в основу творческого метода «реклам-конструктор Маяковский — Родченко», базировавшегося на эстетике конструктивизма. Но к этому творческому дуэту они шли каждый своим путём.


Маяковский:
Летом 1923 года в екатеринбургском журнале «Товарищ Терентий» Владимир Маяковский убеждал: «При нэпе надо пользоваться для популяризации всеми оружиями, пользуемыми врагами, в том числе и рекламой. Ни одно, даже верное дело не движется без рекламы. Реклама должна напоминать бесконечно о каждой, даже чудесной вещи. Надо звать, надо рекламировать, чтоб калеки немедленно исцелялись и бежали покупать, торговать, смотреть!.. Думайте о рекламе!»

Вслед за этим, 1 июля 1923 года, на обложке № 26 журнала «Красная нива» был напечатан рисунок, ассоциирующийся с его сатирическими плакатами времён Гражданской войны, «Глаза разбегаются...», который рекламировал продукцию «Мосполиграфа».


подпись пока гласила «Рекл. – констр. № 1 – В. Маяковский».

Collapse )

Игры разума

В силу того, что ежедневно перед глазами проходит до полтысячи картин, в голове очень часто выстраиваются разные замысловатые ассоциации и параллели. Надо уже перестать их стесняться, и начать делиться с вами ;)


Завьялов Николай Николаевич (1946) «Вечер» из серии «По земле вологодской» 1977
Takashi Yasui «Дождь в Киото»

[и сюда же Казакевича любимого:]«Неважно какой народ,

Неважно какая страна,
Один и тот же повсюду кот
Глядит на тебя из окна.

Не шелохнёт он башкой своей,
Поскольку знает давно —
Один и тот же всегда ротозей
Глазеет в его окно.

Звёзды чёрт знает куда разнесёт!
Но ты не волнуйся, Боже:
Будет мечтать об улице кот,
Грустить о доме прохожий...»©

Так, значит, не Фатьянова

В конце 2000-х в городке Вязники Владимирской области услышала злую анонимную эпиграмму на любимейшего поэта-песенника Алексея Ивановича Фатьянова, которая долгие годы сидела во мне занозой. И какое же счастье, что это неправда! И да, очень жаль, что до сих пор нет хорошей книги о нём.

Оригинал взят у emil_sokolskij в МОЖНО ВЫПИТЬ ЕЩЁ
Уже не в первый раз читаю такую пародию: «Вы видели Фатьянова, Фатьянова не пьяного? Трезвого, не пьяного?! Ну, значит — не Фатьянова». Да, о пристрастии Алексея Ивановича Фатьянова, автора всенародно любимых песен, к алкоголю (сильно укоротившему его жизнь) знали многие, но я слышал ещё в детстве от Оника Самсоновича Агабекова, который сначала служил администратором Тбилисского русского драматического театра, а потом – в Доме офицеров, где организовывал проведения концертов, – что пародия звучала так:

Встретил я Саянова
Трезвого, не пьяного.
Саянова? Не пьяного?
Ну, значит, не Саянова.

Я думаю, что верить нужно Онику Самсоновичу: он-то с Фатьяновым был хорошо знаком (и рассказал мне, что умер Фатьянов от принятия тройной дозы нитроглицерина).
О забытом сейчас писателе Саянове Феликс Чуев писал:
«Виссарион Саянов сидел за столом, застеленным газетой «Вечерний Ленинград», и отказывался пить водку.
– Всё! Бросил! – и объяснил: – Вчера иду по Литейному, а навстречу – слоны! Представьте, не какие-нибудь черти, а слоны! Всё, пора завязывать!
Он сидел и с грустью смотрел на выпивающих товарищей. Чтобы не дразнить себя, он опустил голову и от нечего делать читал газетные заметки. И вдруг обрадованно воскликнул:
– Наливай, скорей наливай!
Оказывается, он вычитал в «Вечернем Ленинграде», что вчера в город привезли слонов из Индии и вели по улицам в зоопарк».