Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

(no subject)

«Эхо». Девушка в тени, а над лесом и лугом разливается тёплое свечение летнего вечера. Сюжет незамысловат, но так явна детская радость от «потери» времени, когда ты остаёшься наедине сам с собой; от «чистого» восприятия жизни.

Очень, очень люблю эту картину. Она номер один в списке вещей, которые взяла бы с собой на необитаемый остов. Совершенно непонятно, как при минимуме цвета и сюжета мастеру удалось «вложить» такую невероятно мощную энергетику, которая сначала вздымается тяжело, как гора, но затем тает и воспаряет, словно птичье перышко... Пусть будет тут именно сегодня.


Ellen Thesleff (Finnish, 1869-1954) «Kaiku / Echo» 1891
Картина написана Эллен Теслеф в 1891 году, в возрасте 22 лет.

Как Курентзис рождественскую сказку украл

Страшен не грех, но бесстыдство после греха.
Иоанн Златоуст

Первый раз в жизни мы ушли со спектакля, не досмотрев и половины, так как меня охватило отчаяние от бесстыдства, происходившего на сцене...

Подозрения в хулиганстве начали закрадываться уже с первых тактов музыки, когда гости, съезжавшиеся к красивому дому доктора Штальбаума, были одеты в чем бог послал. В этот вечер бог послал дамам кордебалета облезлые шубы с китайского рынка, монашеские одеяния, мини-платья, лосины, солнцезащитные очки, мужчинам - куфию, латексные комбинезоны с люрексом и огромными рукавами-буф, синтетические длинноволосые парики, и всем без исключения - дай сигареты в зубы, чтобы дым пошёл...

Публика нескольких поколений наслаждалась сказкой Гофмана и музыкой Чайковского на либретто Мариуса Петипа, а воинствующая бездарность вышла и плюнула на национальную святыню.Collapse )

«Я тяну ваши души за уши...» часть первая.

Потрясающие воспоминания внучки Ольги Трухачёвой о бабушке - одно из немногих духоподъёмных на все времена. Присоединяйтесь к чтению. Обещаю - не пожалеете.

«Я тяну ваши души за уши...»


Моя бабушка Анастасия Ивановна Цветаева прожила долгую жизнь – почти сто лет. До последнего дня она сохраняла ясный ум и прекрасную память. Она обладала очень сильным, волевым характером, и мы с сестрой обращались к ней в мужском роде – Баб. Баб приехал, Баб сказал.

«Я тяну ваши души за уши», – говорила нам бабушка. И в этом стремлении она бывала жесткой, властной, если не сказать деспотичной. Развивая и воспитывая нас, бабушка стремилась по крупицам воссоздать атмосферу своего детства в доме Цветаевых в Трехпрудном переулке – атмосферу простоты и спартанства; в чем-то повторить стиль поведения своей мамы, нашей прабабушки, Марии Александровны Мейн, весьма суровой и требовательной к детям. Она часто покупала нам то, что в детстве любили они с Мариной – книги, альбомы, перочинные ножики. Когда лет в шесть я неожиданно стала говорить «бабенька», «папенька», «маменька», возмущению Баба не было предела, и она быстро вытравила из меня «все это мещанство».

За провинности бабушка не ставила меня в угол, а просто не разговаривала. Потом говорила со мной ночью, и мы просыпались обе примиренные. Она тогда считала, что волю подростка нужно ломать, хотя я не согласна с этим, но со мной, от природы упрямой и склонной к лени, наверное, так и нужно было обращаться. С возрастом я поняла, что выработанные деспотичностью бабушки качества очень помогли мне.

Любимой внучкой Баба была моя старшая сестра Рита – так сложилось. Мама привезла маленькую Риту в Сибирь, в глухую деревеньку Пихтовка, куда бабушку после двух арестов и лагерей сослали на вечное поселение

Collapse )

...

Ступив на корабль, ты не знаешь, сколько дней продлится водный путь. Ты только предполагаешь, мыслишь, спрашиваешь себя, достаточно ли будет воды, и уже только потом думаешь, что будет позже.

И вот ты ходишь мимо занятых людей, смотришь на воду, вглядываешься куда-то за горизонт, любуешься закатом, с ужасом глядишь на морских чудовищ, вынырнувших посмотреть на тебя.

А корабль все движется и движется по водам. И ты начинаешь уже что-то делать. Мыть палубу, оттирать ее, и это дает узнать, сколько шагов необходимо сделать, чтобы пересечь весь корабль.
Потом ты делаешь что-то еще – в безветренную погоду сидишь на веслах, помогаешь справиться с парусами при ветре. Идет время, и меняется корабль, и ты бросаешь уголь, чистишь машину, смазываешь…
И ты узнаешь, почему корабль движется в том или ином направлении, какая сила приводит его в движение.

И так может проходить время, и ты будешь знать корабль до мельчайших подробностей, и только тогда поймешь, что построить такой же никогда не сможешь, ведь для строительства необходимы и знания, и опыт, и много людей, и их труды.

Но корабль, меняясь с годами, все идет по водам, и есть на нем тот, кто ведет его сквозь штормы, рифы, мели, и все на этом корабле ему безоговорочно верят...

«Солнце в день морозный». Часть III. «Последний месяц - май»

«Последний месяц - май»

Collapse )…Кустодиев задремал и тут же проснулся. Посмотрел вокруг. Слабость охватила его. Почему-то все стало плоским и одноцветным. Он словно не видел красок, объемов. Сердце еле билось, и чувства — верные, неутомимые погонщики желаний — встали, как загнанные кони.

Через все болезни, через все операции, через неподвижность десяти лет он нес одно упрямое желание — работать, писать, творить — картины, рисунки, скульптуры, декорации! Он знал: работать — это значит жить. И вдруг впервые это желание исчезло. Что-то цепенящее и равнодушное затопило его. Так, наверное, замерзают зимой ручей, дерево, птица.

Он смотрел на свои руки как на чужие. Вечная труженица, маленькая работяга, правая рука уже несколько дней не хотела брать карандаш… Какое предательство!

Неужели это конец? Его не будет и не будет ничего? Останутся лишь комбинации наложенных на холст красок и будут жить отдельной от него жизнью… Комбинации красок? Или это дух, переселившийся в картины? Его картины будут кого-то радовать и волновать… Другие узнают благодаря его картинам о том, что ушло или умерло. Но ведь на свете ничто не умирает бесследно, значит…

Он закрыл глаза. И воображение нарисовало картину: дивное сине-зеленое небо, сверкающие в инее березы. Где это? По дороге в Кинешму? На Волге? Невыразимо высокие березы, как фонтаны из снега. Мелькнула мысль: муки тела, скованного годами болезни, ничто в сравнении с вечной красотой мира. Мороз и холод — свет и солнце! А жизнь — как солнце в день морозный.



Б.М.Кустодиев «На Волге»

«Солнце в день морозный». Часть II. Через границу проходит фронт

«Через границу проходит фронт»

Глаза у Кустодиева светло-карие, лучистые, с веселыми, насмешливыми искорками. Насмешливой иронией он прикрывал то грусть, то недуг, то несуразности окружающего. Пожалуй, это оружие, самозащита…



Борис Михайлович во время работы над портретом Е.Н. Базилевской, 1914 год.

Collapse )

«Солнце в день морозный». Часть II. В минуту горькую

«В минуту горькую»

Длинные тени домов опускались на пронизанное солнцем пространство и резко ложились на землю. Еще не было пяти часов утра. Кустодиев уже встал; он чувствовал сильное недомогание: болели плечо, правая рука. Было вообще нерадостно. Юля с детьми в деревне, а без них ему всегда чего-то не хватало.

Потирая плечо, он прислонился к косяку. За окном шумно начинали новый день птицы. Хлопотливые милые галки веселились как на празднике. Старые вороны собрались группой и ворчливо обсуждали свои дела. На подоконник залетела красивая темно-красная бабочка — редкая гостья каменного города.

День предстоял солнечный. Это совсем не то, что требовалось для работы. Придется прикрыть занавесью окна. Надо работать!



«Портрет неизвестной» 1906

Collapse )

Письмо маме

Он достал из лотка принтера чистый лист бумаги и положил перед собой. Взял ручку, покрутил ее, положил на место, закурил.

Ну и что писать? «Превед, мамо, кагдила?». М-да.
Прищурив один глаз от дыма, он начал писать сверху:

«Здравствуй, мама!»

Стряхнул пепел, задумался.
- Ч-черт, ну зачем ей понадобилось, чтоб я письма писал? Я уж не помню, как это делается. Что там дальше обычно в письмах пишут? А, про погоду.
На бумаге появилось:

«У нас сейчас дождливо. На улице противно»

Вот, надо написать, что у меня постоянно ноги мокрые – пусть ей будет о чем побеспокоиться. Везде огромные лужи, у меня постоянно сырые ноги.
Наклонив голову, он рассмотрел написанное.
- Ужасный почерк. Вообще говоря, нет почерка. Когда я последний раз писал от руки? А, заявление о разводе. Полтора года. Ладно, продолжим…

«А как погода у вас?»

- Кстати, действительно, как там погода? - Он придвинул клавиатуру, набрал адрес метеосайта.
- Так. Минус тридцать три – тридцать пять, метель. Отец, уже, наверное, собак со двора домой забрал.


«Наверное, холодно?»

- Три строчки есть. Что дальше? Как меня выгнали с работы? Как я пил три месяца после развода? Наркотики? Триппер? Групповой секс? Блядь, о чем написать маме?!

«У меня все хорошо»

Он снова закурил, выпустив дым прямо в морду лежащей на мониторе кошке. Кошка привычно сощурилась и прикрылась лапой.
- Господи, ну зачем ей мои письма? Она из армии их мало получала? Армия… Перловка дрянь, конечно, но зато воля была. Пацаны опять же… Сыч, Белов, Конь… Когда мы последний раз виделись? Белов, говорят, сейчас в Чечне. Да… а я менеджер, мама.
Мама, помнишь, как ты меня драться учила? А я плакал и говорил, что мне это не нужно. Я говорил, что папа никогда не дерется, и я не хочу. А ты сказала, что папа настоящий мужчина, силу которого видно сразу и поэтому никто не рискует с ним драться. Я тогда пообещал себе, что обязательно стану настоящим мужчиной.

Кошка с интересом наблюдала, как ручка бегает по бумаге.

Мама, я не стал настоящим мужчиной. Мне иногда кажется, что я и человеком-то не стал. Я ушел из детства, но никуда не пришел. Мама, я пустой внутри. У меня есть женщины, но нет любви. У меня есть куча приятелей, но нет друзей. Я разучился разговаривать с людьми. Я понимаю, что неинтересен другим, и меня утешает только одно – вокруг меня такие же неинтересные люди. Они, как и я, неинтересны даже сами себе.

Сигаретный пепел упал на ковер.
Я не знаю, что мне делать в жизни, мама. Я просто живу – ем, пью, сплю. Ненавижу свою работу и равнодушно отношусь к женщинам. Не знаю, что со мной будет через десять лет. Впрочем, я знаю – со мной ничего особенного не будет, и это вселяет в меня ужас. Мама, мне нужно чудо. Сам я его сотворить не в состоянии. Я разбазариваю свою жизнь, обменивая время на пустоту в душе.

Невидящими глазами он посмотрел за окно, где холодный дождь хлестал деревья.

Я не жалуюсь, мама. Мне просто хочется сказать, что я скучаю по тебе. И по папе. И по нашему дому. Кстати, я посмотрел прогноз – у вас скоро будет солнце. Мама, у вас будет солнце.

«Целую, твой сын»

Он сложил письмо, вложил в конверт, надписал адрес. Оделся и вышел на улицу – опустить письмо в почтовый ящик. Вернувшись, он попил чаю и лег спать, впервые за долгое время не выпив на ночь водки.

Спал он спокойно.

Update: Я не знаю первоисточник. Этот текст в сети встречается часто. Но перебрав много, нашла самое раннее упоминание. Думаю, что это и есть автор: © cerf