Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Конструктивизм. «Реклам-конструктор». Родченко & Маяковский... 1

Хочется рассказать вам много и подробно про агитационные ткани, но невозможно о них, не разворошив хоть чуть-чуть пласт 1920-х. Поэтому постараюсь тезисно, доступно, и, по возможности, очень интересно. Так уж случилось, что Родченко, этот человек-глыба, ученик Фешина, в 1920-е был, состоял, привлекался, участвовал, и оказался связующим звеном во многом.

Вступление, без которого никак. В первые послереволюционные годы рекламы не было, так как, во-первых, Совет Народных Комиссаров 18 ноября 1917 года принял декрет «О государственной монополии на размещение объявлений» в СМИ. А во-вторых, военный коммунизм, нет торговли - нет рекламы. Но 1921 году было принято решение о введении новой экономической политики, НЭПа, и государство стало главным рекламодателем. Именно оно, как один из инициаторов концессий, трестов и т.д., было заинтересовано в сбыте своей продукции, в первую очередь товаров народного потребления. Возникшая вследствие этого конкуренция между частными и государственными предприятиями вызвала бурное развитие рекламной графики.

Русский конструктивизм - это последний в истории искусства «большой стиль». И единственный всемирный стиль, придуманный именно русскими. Конструктивизм - это доминирующая рационально-геометрическая упорядоченная основа. «Чертёжность» вдруг осмысляется заново и начинает играть как остро модный художественный приём искусства авангарда. Конструктивная система плоскостей и объёмов важнее светотени и цвета. Художников захватывает возможность формировать облик предметной среды, создавать мир новой эпохи, рождая его из ничего, из своей фантазии.

Художественный и поэтический опыт Маяковского, отточенный работой в «Окнах РОСТА», и художественная система конструктивизма Родченко легли в основу творческого метода «реклам-конструктор Маяковский — Родченко», базировавшегося на эстетике конструктивизма. Но к этому творческому дуэту они шли каждый своим путём.


Маяковский:
Летом 1923 года в екатеринбургском журнале «Товарищ Терентий» Владимир Маяковский убеждал: «При нэпе надо пользоваться для популяризации всеми оружиями, пользуемыми врагами, в том числе и рекламой. Ни одно, даже верное дело не движется без рекламы. Реклама должна напоминать бесконечно о каждой, даже чудесной вещи. Надо звать, надо рекламировать, чтоб калеки немедленно исцелялись и бежали покупать, торговать, смотреть!.. Думайте о рекламе!»

Вслед за этим, 1 июля 1923 года, на обложке № 26 журнала «Красная нива» был напечатан рисунок, ассоциирующийся с его сатирическими плакатами времён Гражданской войны, «Глаза разбегаются...», который рекламировал продукцию «Мосполиграфа».


подпись пока гласила «Рекл. – констр. № 1 – В. Маяковский».

Collapse )

ЧЕТА ВЕГЕНЕР. Эйнар Вегенер, часть II.

В четвертой части о том, что затмило три предыдущие,
и предало забвению творчество двух талантливых людей...

Девушка в чулках

Gerda Wegener (Danish, 1889-1940) «Portrait presumably of Einar Wegener disguised as Lili Elbe» 1938Однажды в Копенгагене, между 1904 и 1907 годами, Герда получила заказ на портрет в рост от знаменитой оперной певицы. Оставалось посетить мастерскую живописцев в последний раз, чтобы дописать ноги, и портрет был бы готов, но неотложные дела оперной дивы всё время препятствовали этому. Не имея больше времени ждать, Герда попросила надеть шёлковые чулки и туфли на высоких каблуках для позирования... Эйнара.

Вот он, его величество случай!

Эйнар вспоминал: именно в этот момент он внезапно ощутил всю свою женскую сущность. Душа обрела неведомую доселе гармонию...

Увидев умиротворённое выражение лица новой модели, Герда в шутку прозвала её «Лили». Так у Герды Вегенер появилась собственная муза и самая любимая натурщица, которая охотно позировала в модных платьях и шляпках. Её кокетливая улыбка была знакома всем посетителям выставок. А в 1908 году благодаря портретам «Лили» Герда выиграла конкурс «Образ современной женщины», объявленный датской газетой «Politiken».

Третья – не лишняя
К 1912 году Герда превратилась в прославленного мастера - Парижские модные журналы «Vogue», «La Vie Parisienne» и «Fantasio» стали наперебой заказывать ей иллюстрации. Но когда вдруг выяснилось, что загадочная красавица, которую постоянно писала Герда, ни кто иной, как Эйнар Вегенер, разразился скандал. Об этом судачил весь чопорный Копенгаген. От обид, унижений и сплетен паре пришлось бежать в Париж. Чему они, собственно, были только рады.


Эйнар Вегенер на иллюстрации для журнала

Collapse )

След художника неистребим...

Снова я за свой ябедник. Хранится в нём страница из «Литературной газеты» от 21 октября 1987 года со статьёй Сабова Александра Дмитриевича (1941) «Неясная поляна», цитатами из которой перемежаю текст.

«Осенью 1960 года, собравшись с друзьями в турпоход на Оку, я впервые очутился на подмосковной станции «Пушкино». По бокам вокзала высились двухэтажные станционные сторожки. Та, что с московской стороны, была обнесена штакетником вместе с хилым фанерным сараем, Первый этаж - четыре на четыре - служил складом для инвентаря. Второй вмещал семью в шесть-восемь душ, по-разному в разные времена.

Ночной сторож станционного пакгауза Иван Михайлович Никифоров по характеру своей ра6оты в спальном месте наверху не нуждался, днем же он отсыпался а сарайчике, куда втиснулись лежанка и столик и где ютились кот и дворняга, работавшая сторожевым псом.

Но не только местожительства, даже имени я в ту пору не знал.

Никифоров Иван Михайлович (1897-1971) «


«Сегодня первое сентября, и погода тоже засентябрила» - написано в его «Книге в семьсот страниц». И в жизни Никифорова настала эта пора. Ему не следовало мешать. А к поездам он уже привык. Одиннадцать лет совершенно один без критиков, без судей, в одиночку он постиг высший закон искусства — оно может заблуждаться, но не смеет лгать.

Итак, он родился 29 августа 1897 года в селе Монаково недалеко от бывшей уездной Вереи Московской губернии в большой крестьянской семье. К одиннадцати годам окончил два класса церковноприходской школы и был отдан в Москву учеником к кондитеру. Работа была тяжелая. Учеников поднимали ни свет ни заря носить воду и дрова, а потом обкатывать горячие карамельные заготовки. Пару раз обварился и ушел к шорнику: шил кошельки, женские сумочки и конскую сбрую. Окунулся в мрачную бездну Хитрова рынка и только чудом не сгинул в его шевелящейся гнилой яме. Был разнорабочим в магазине.



«Первая варка конфет на фабрике Сан-Ривал и первая затрещина от мастера Ляпина-Баламута.
Горячую конфетную массу тянули вручную. Сжег все руки. Ушел».

Collapse )

«Я тяну ваши души за уши...» часть вторая.

ЖЖ не пропустил сразу весь пост, написав мне гневное «запись очень большая!» Как человек подневольный, подчинилась, разбив на две части. Итак, тут часть первая. Ну, а эта, стало быть, вторая.

«Я тяну ваши души за уши...»


- Современникам запомнился легкий летящий шаг Марины Цветаевой, ведь она любила ходить пешком, даже «Оду пешему ходу» написала, не жаловала транспорт, боялась машин…. А Анастасия Ивановна?
- Бабушка, как и Марина, тоже была хорошим пешеходом. Она ходила очень быстро, буквально летела вперед. Я иной раз еле за ней поспевала. С собой она носила палку, но никогда на нее не опиралась. В другой руке авоська с плащом и калошами на случай смены погоды.

Лифт бабушка Асенька ненавидела и никогда одна на нем не ездила. Поднималась пешком по лестнице и на девятый, и на одиннадцатый этаж! При этом на промежуточных площадках отдыхала, чтобы восстановить дыхание, и двигалась дальше. «Лестница – это жизнь», – говорила она. В метро на эскалаторе не стояла, ходила и вверх, и вниз. Однажды она сказала: «Сегодня, Оля, я повезу тебя в сказку». И мы поехали с ней на станцию «Новослободская», где я впервые увидела чудесные разноцветные витражи.

Collapse )

«Я тяну ваши души за уши...» часть первая.

Потрясающие воспоминания внучки Ольги Трухачёвой о бабушке - одно из немногих духоподъёмных на все времена. Присоединяйтесь к чтению. Обещаю - не пожалеете.

«Я тяну ваши души за уши...»


Моя бабушка Анастасия Ивановна Цветаева прожила долгую жизнь – почти сто лет. До последнего дня она сохраняла ясный ум и прекрасную память. Она обладала очень сильным, волевым характером, и мы с сестрой обращались к ней в мужском роде – Баб. Баб приехал, Баб сказал.

«Я тяну ваши души за уши», – говорила нам бабушка. И в этом стремлении она бывала жесткой, властной, если не сказать деспотичной. Развивая и воспитывая нас, бабушка стремилась по крупицам воссоздать атмосферу своего детства в доме Цветаевых в Трехпрудном переулке – атмосферу простоты и спартанства; в чем-то повторить стиль поведения своей мамы, нашей прабабушки, Марии Александровны Мейн, весьма суровой и требовательной к детям. Она часто покупала нам то, что в детстве любили они с Мариной – книги, альбомы, перочинные ножики. Когда лет в шесть я неожиданно стала говорить «бабенька», «папенька», «маменька», возмущению Баба не было предела, и она быстро вытравила из меня «все это мещанство».

За провинности бабушка не ставила меня в угол, а просто не разговаривала. Потом говорила со мной ночью, и мы просыпались обе примиренные. Она тогда считала, что волю подростка нужно ломать, хотя я не согласна с этим, но со мной, от природы упрямой и склонной к лени, наверное, так и нужно было обращаться. С возрастом я поняла, что выработанные деспотичностью бабушки качества очень помогли мне.

Любимой внучкой Баба была моя старшая сестра Рита – так сложилось. Мама привезла маленькую Риту в Сибирь, в глухую деревеньку Пихтовка, куда бабушку после двух арестов и лагерей сослали на вечное поселение

Collapse )

Головные уборы из собрания Н.Л.Шабельской

Для работы понадобились русские кокошники. Вспомнила о чудесных головных уборах из собрания Натальи Леонидовны Шабельской, принадлежащих сейчас институту костюма при музее «Метрополитен Арт» (до 2009 года были в коллекции Бруклинского музея). Делюсь. Но сначала о Наталье Леонидовне.

Шабельская Наталья Леонидовна (1841 - 1904)
«Коллекционер русской старины»



Наталья Леонидовна Кронеберг родилась в 1841 году в Таганроге в семье Леонида Александровича Кронеберга. Окончила Харьковский женский институт. В 1862 году вышла замуж за Петра Николаевича Шабельского, крупного землевладельца Харьковской губернии. В этом браке родилось три дочери - Варвара Петровна Шабельская (по замужеству Сидамон-Эриставова), Наталья Петровна Шабельская, а имя третьей дочери установить я не смогла.

До конца 1870-х семья жила в имении «Чупаховка» Харьковской губернии (ныне Ахтырский район Сумской области) принадлежащем Петру Николаевичу, где у Натальи Леонидовны была своя первая вышивальная мастерская. В начале 1880-х семья переехала в Москву.
Много путешествуя по России, Наталья Леонидовна начала собирать прекрасные предметы старины - русскую народную вышивку, кружева, ткани, головные уборы, предметы одежды, изделия из кости, металла и дерева. Ее московский дом превратился в музей русской старины. Каталог собрания включал более 4000 предметов. Эта коллекция была самым большим собранием текстиля России второй половины XIX - начала XX вв. Collapse )

Девичьи головные уборы



Девичий головной убор «Коруна»

Collapse )



...

Ступив на корабль, ты не знаешь, сколько дней продлится водный путь. Ты только предполагаешь, мыслишь, спрашиваешь себя, достаточно ли будет воды, и уже только потом думаешь, что будет позже.

И вот ты ходишь мимо занятых людей, смотришь на воду, вглядываешься куда-то за горизонт, любуешься закатом, с ужасом глядишь на морских чудовищ, вынырнувших посмотреть на тебя.

А корабль все движется и движется по водам. И ты начинаешь уже что-то делать. Мыть палубу, оттирать ее, и это дает узнать, сколько шагов необходимо сделать, чтобы пересечь весь корабль.
Потом ты делаешь что-то еще – в безветренную погоду сидишь на веслах, помогаешь справиться с парусами при ветре. Идет время, и меняется корабль, и ты бросаешь уголь, чистишь машину, смазываешь…
И ты узнаешь, почему корабль движется в том или ином направлении, какая сила приводит его в движение.

И так может проходить время, и ты будешь знать корабль до мельчайших подробностей, и только тогда поймешь, что построить такой же никогда не сможешь, ведь для строительства необходимы и знания, и опыт, и много людей, и их труды.

Но корабль, меняясь с годами, все идет по водам, и есть на нем тот, кто ведет его сквозь штормы, рифы, мели, и все на этом корабле ему безоговорочно верят...

«Солнце в день морозный». Часть III. «Это - ветер с красным флагом...»

«Это - ветер с красным флагом...»

Collapse )

А ночью мысли о матросах-красногвардейцах в голове Кустодиева как-то странно перемешались с двенадцатью апостолами Блока. Только вместо блоковского Христа "с белым венчиком из роз" в памяти вставал матрос с черным чубом. И еще — алый флаг, панно на Каменноостровском, увеличился до огромных размеров, он был как ветер. "Это — ветер с красным флагом разыгрался впереди…". "Край неба распорот, переулки горят".



Б.М.Кустодиев «Большевик»

…Пройдет время, и в альбоме появятся зарисовки "красного призрака" гигантской фигуры, шагающей через дома и улицы. Сначала это будет крестьянин, потом солдат с лицом крестьянина, и наконец — рабочий с лицом русобородого крестьянина. Алый стяг распластается по зеленоватому небу.

Улица будет по-кустодиевски солнечная и снежная. Голубые тени в борении с солнцем придадут ей праздничность. Алый стяг, как огонь, как река из крови, как вихрь, как ветер, придаст картине движение, такое же неумолимое, как шаг большевика…

«Солнце в день морозный». Часть I. Возвращение из-за границы.

Возвращение из-за границы

Поезд пересекал аккуратные, робко зеленеющие поля Германии. Франция была уже позади.
Кустодиевы ехали в купе второго класса. Юлия Евстафьевна держала на руках восьмимесячного сынишку.
Всего несколько дней назад в Париже Кустодиев писал их для картины «Утро». Жена, одетая в просторную розовую кофту, купала в широком белом тазу Кирилла. Скользкое, упругое розовое тельце, на воде блики солнца… Не сразу тогда удались они ему…



Б.М.Кустодиев «Утро» 1904

Collapse )

Письмо маме

Он достал из лотка принтера чистый лист бумаги и положил перед собой. Взял ручку, покрутил ее, положил на место, закурил.

Ну и что писать? «Превед, мамо, кагдила?». М-да.
Прищурив один глаз от дыма, он начал писать сверху:

«Здравствуй, мама!»

Стряхнул пепел, задумался.
- Ч-черт, ну зачем ей понадобилось, чтоб я письма писал? Я уж не помню, как это делается. Что там дальше обычно в письмах пишут? А, про погоду.
На бумаге появилось:

«У нас сейчас дождливо. На улице противно»

Вот, надо написать, что у меня постоянно ноги мокрые – пусть ей будет о чем побеспокоиться. Везде огромные лужи, у меня постоянно сырые ноги.
Наклонив голову, он рассмотрел написанное.
- Ужасный почерк. Вообще говоря, нет почерка. Когда я последний раз писал от руки? А, заявление о разводе. Полтора года. Ладно, продолжим…

«А как погода у вас?»

- Кстати, действительно, как там погода? - Он придвинул клавиатуру, набрал адрес метеосайта.
- Так. Минус тридцать три – тридцать пять, метель. Отец, уже, наверное, собак со двора домой забрал.


«Наверное, холодно?»

- Три строчки есть. Что дальше? Как меня выгнали с работы? Как я пил три месяца после развода? Наркотики? Триппер? Групповой секс? Блядь, о чем написать маме?!

«У меня все хорошо»

Он снова закурил, выпустив дым прямо в морду лежащей на мониторе кошке. Кошка привычно сощурилась и прикрылась лапой.
- Господи, ну зачем ей мои письма? Она из армии их мало получала? Армия… Перловка дрянь, конечно, но зато воля была. Пацаны опять же… Сыч, Белов, Конь… Когда мы последний раз виделись? Белов, говорят, сейчас в Чечне. Да… а я менеджер, мама.
Мама, помнишь, как ты меня драться учила? А я плакал и говорил, что мне это не нужно. Я говорил, что папа никогда не дерется, и я не хочу. А ты сказала, что папа настоящий мужчина, силу которого видно сразу и поэтому никто не рискует с ним драться. Я тогда пообещал себе, что обязательно стану настоящим мужчиной.

Кошка с интересом наблюдала, как ручка бегает по бумаге.

Мама, я не стал настоящим мужчиной. Мне иногда кажется, что я и человеком-то не стал. Я ушел из детства, но никуда не пришел. Мама, я пустой внутри. У меня есть женщины, но нет любви. У меня есть куча приятелей, но нет друзей. Я разучился разговаривать с людьми. Я понимаю, что неинтересен другим, и меня утешает только одно – вокруг меня такие же неинтересные люди. Они, как и я, неинтересны даже сами себе.

Сигаретный пепел упал на ковер.
Я не знаю, что мне делать в жизни, мама. Я просто живу – ем, пью, сплю. Ненавижу свою работу и равнодушно отношусь к женщинам. Не знаю, что со мной будет через десять лет. Впрочем, я знаю – со мной ничего особенного не будет, и это вселяет в меня ужас. Мама, мне нужно чудо. Сам я его сотворить не в состоянии. Я разбазариваю свою жизнь, обменивая время на пустоту в душе.

Невидящими глазами он посмотрел за окно, где холодный дождь хлестал деревья.

Я не жалуюсь, мама. Мне просто хочется сказать, что я скучаю по тебе. И по папе. И по нашему дому. Кстати, я посмотрел прогноз – у вас скоро будет солнце. Мама, у вас будет солнце.

«Целую, твой сын»

Он сложил письмо, вложил в конверт, надписал адрес. Оделся и вышел на улицу – опустить письмо в почтовый ящик. Вернувшись, он попил чаю и лег спать, впервые за долгое время не выпив на ночь водки.

Спал он спокойно.

Update: Я не знаю первоисточник. Этот текст в сети встречается часто. Но перебрав много, нашла самое раннее упоминание. Думаю, что это и есть автор: © cerf